a1.gif (1118 bytes)
a.gif (150 bytes) 1.gif (544 bytes)
  2.gif (445 bytes)
  3.gif (438 bytes)
  4.gif (570 bytes)
  5.gif (769 bytes)
  6.gif (515 bytes)
  7.gif (501 bytes)
  8.gif (450 bytes)

БЫЛЬ И БОЛЬ
К ОГЛАВЛЕНИЮ

ЧЕРНОБЫЛЬСКИЕ ЗАМЕТКИ
 
Детей не видно в городе – их нет,
Они все вывезены в безопасные районы.
Поэтому пустуют школы детские сады
И не слыхать велосипедных звонков перезвоны.
 
Здесь не увидишь веселых парней,
В нарядной одежде девушек милых,
Стариков и старух на скамьях у ворот –
Тех, кто когда-то вели пересуды.
 
Конец апреля принес несчастье –
Взорвался четвертый энергоблок.
По округе расползалась радиация –
Даже думать об этом никто не мог.
 
Страна узнала о несчастье,
Каждого задела чужая беда,
Посыпались взносы на счет 904,
И добровольцы стали просится сюда.
 
Первым добровольцам было труднее –
Им все с нуля пришлось начинать:
Делать проекты, расчеты, схемы,
Температуру в реакторе понижать.
 
Дозик – дозиметристов здесь так величают –
Десять минут и от реактора долой,
За этот срок так много надо сделать,
Чтоб труд не напрасным был твой
 
Каждый старался как можно больше сделать,
Здесь на объект, как в атаку шли,
Чтоб с каждым броском как можно больше
У радиации отвоевать земли.
 
Вот уже сентябрь к концу подходит,
На днях “могильник” будет завершен.
В нем мирный атом будет смирным
И для людей безвредным будет он.
 
Была в Чернобыле высокая радиация,
Все живое должно погибнуть вокруг,
Но по ночам, как обычно в 4:15
Слышу я как поет петух.
 
Он поет чуть охрипшим голосом –
Видно тоже досталось дружку.
Кто увидит его – остановится,
Посылая привет петуху.
 
А вчера я увидел зайца –
К вертолетчикам он прибежал.
Под машину присел и замер –
От собаки большой убежал.
 
Долго будет держаться в памяти
ЧАЭС и жизнь прошедшая в ней,
Те перебежки от стенки до бункера
И сплоченность таких разных парней.
 
Разных только по характеру,
А в работе как твердый сплав, что не гнется и не ломается
На геройскую вахту встав.
 
 
 

БЫЛИННАЯ
 
Грешили мы не много и не мало,
Как люди – ели пили жили-были.
Не ведали ни страха, ни тревог,
Пока не очутились в Чернобыле.
 
Еще получит множество стальных
Свои награды, фильмы и сказанья.
Хоть мы грешны не больше остальных.
За что же нам такое наказанье?
 
Изрыт Чернобыль вдоль и поперек,
Рентгеном хлеб и соль пропитаны.
Мы молча взяли все под козырек,
Не из геройства – просто так воспитаны.
 
Беда случилась, надо пережить.
Работать. Не выдумывать от скуки,
Что там – де невозможно жить,
Что люди косяками мрут, как мухи.
 
Там водку, говорят, – рекою льют,
Она, мол, от рентгенов защищает.
Не верьте! Брешут. Водку не дают,
Пьем минералку – так и вместо чая.
 
В мороз и в грязь, так много дней подряд,
В срок подняли и отстояли,
А кто здесь не был, пусть не говорят,
Что пота и геройства не встречали.
 
Один за всех и все за одного
Варили, резали, ломали, ковыряли.
Нам жены скажут, ежели чего,
Что мы нашли и что мы потеряли.
 
Устал, измучился ты, главное держи
Хвост пистолетом, и горюй не шибко.
Что делать, раз такая наша жизнь,
Чтоб за чужие отвечать ошибки.
 
Еще раз выпьем мы с тобою и споем
Глядим вперед – какие наши годы!
Да мы еще, ребята, поживем!
Назло чертям, рентгенам и невзгодам.
 
 
 

* * *

 

 
Солнца диск упал за горизонт,
Ночь свои чернила разливала.
Этот свет неуловим, как сон,
Лишь дозиметры его считают.
 
Пожелтевший лес и желтый знак
На обочину сходить не стоит.
Выгоревший первомайский флаг
Из окна безлюдного свисает.
 
Зреют груши, яблоки и сливы,
Чтоб упасть в поднявшийся сорняк.
Тракторов давно не слышат нивы.
И замки, замки на всех дверях.
 
Гул моторов через Копачи,
Вот он – поворот направо.
Впереди поднялись две трубы,
Этих грустных мест былая слава.
 
Ты сюда без дела не ходи –
Свила смерть гнездо в четвертом блоке.
Радиоактивные лучи
Освещают здешние дороги.
 
Но теперь ничто не изменить,
Уповая лишь на респиратор.
Мирный атом мы сумеем укротить,
Только стоить это будет многовато.
 
Что такое двадцать пять рентген?
А сейчас приказ у нас – вперед!
 
 
 

ГЕРОЯМ ЧЕРНОБЫЛЯ
 
В украинский город малоизвестный
Пришла негаданно беда,
Оборвав на полноте звонкие песни,
Жестокая, как всегда.
 
Тенью прокралась она к порогам,
Росою на землю легла.
Наделать она могла очень много
Людям горя и зла.
 
Но только народ, видно особый –
Душа у всех одна.
Вздрогнул в тревоге один Чернобыль,
Откликнулась вся страна.
 
Сюда поехали не по приказу
И даже не долг послал.
Для всех и для каждого, как-то сразу
Весь город братом стал.
 
Открылись сердца, распахнулись все двери
Давая тепло и приют.
Не выразить словом, ничем не измерить
Какие здесь люди живут.
 
Как хочется мне, чтобы все на планете
Вот так же за руки взялись,
Чтоб спали спокойно и мамы и дети,
Счастливой была наша жизнь.
 
 
 

ГЕРОЯМ – ЛИКВИДАТОРАМ
 
По радио спокойный голос,
Спокойный голос из Кремля.
Товарищи: мы возродим Чернобыль,
Встает на помощь вся страна.
 
Так часто на Руси бывало…
Обняв детей, жену и мать,
Забыв про сон, по зову сердца
Четвертый блок шли закрывать.
 
Минута – смена, снова смена
Нельзя секунды потерять.
Вперед, чтобы турбина пела
И пахарь землю мог пахать.
 
Руководителя, забывшего про совесть,
Бежавшего, схватив жену, хрусталь, кровать,
Как трус, как заяц – то не новость,
Его не стоит больше вспоминать.
 
Запомним тех, кто на пожаре
Бежал к огню, глотая дым,
Кто знал – возможна гибель,
Но долг свой не считал иным.
 
Запомним тех, кто гнал каскады,
На крыше был, щиты стропил,
Запомним тех, кто был на кранах,
Свинец грузил, бетон возил.
 
Нам не забудутся прорабы:
Карелин, Павлов, Рудаков.
Всегда мы вспоминать будем рады
Солдат чернобыльских полков.
 
Гордится может сыновьями
Страна моя и мой народ!
И в этот день, гордясь сынами,
Земля поклон героям шлет.
 
 
 

* * *

 

 
Сюда собрался разный люд:
Кто хочет денег, а кто славы,
Но в большинстве сюда идут,
Кто проповедует иные идеалы.
 
Да, все мы люди, все хотим мы жить,
Любить и верить, ждать и ошибаться,
Но ведь когда-то надо нужным быть
И за живое дело крепко взяться.
 
Нас много в зоне, очень много
Но тем не менее для всех работа есть
Которой хватит ох как нам надолго,
Что видимо и даже лет не счесть.
 
 
 

ПЕСНЯ О ГРАНИТНЫХ ПЛИТАХ
 
Плит немало на кладбище новых
Нервы в всмятку, как к сердцу наган.
Вижу черное слово “Чернобыль”,
Рядом алое слово “Афган”.
 
Мы победу купили в кредит,
Порешив: торговаться не стоит.
А рублей золотые дожди
Отольются венками из хвои.
 
Ордена мародерам дают
Под серебряный звон премиальных
Будто каждому в душу плюют,
Кто не слышал трех залпов прощальных.
 
Тот, кто раньше стоял у руля,
Тот теперь уже недосягаем.
Пенсионная книжка – броня,
От судилища оберегает.
 
В ресторанах гульба до упаду,
Наслажденья! Любой ценой.
Все мы словно продукты распада
Дочернобыльской эры иной
 
Раздолбали дороги колеса,
Скачет серость верхом на галанте.
Родились под фанфары и слезы
От воров и героев мутанты.
 
Дай нам бог хоть немножко везенья,
Хоть не верим в тебя – защити.
Защити от осколков деленья,
Что готовят нам финиш пути.
 
Успокоят остывшие щеки
Руки матери ль, друга ль, жены…
Из опавших плодов давят соки,
Ну, а дети – они рождены.
 
Растекается спирт по стаканам,
Несмотря на запретный указ.
За Чернобыль и горы Афгана
Пусть до дна выпьет каждый из нас.
 
Приводите детей к этим плитам,
К облученным, сожженным, убитым.
Не молчите, мол не причем,
И не лгите, за что и почем…
 
С Урывин
 
 

ПЕСНЯ О ЛОЗУНГАХ ИЛИ СУД В ЧЕРНОБЫЛЕ
 
Жить в лозунгах удобно, как в шезлонге.
Не надо думать – лозунг сам не глуп.
Тебя остудит лозунг в лето злое,
Зимой согреет жарко, как тулуп.
 
Прикроет лозунг плешь, заменит дело.
Во тьме посветит, приукрасит суть.
Удачный лозунг путь укажет смело,
Кривой ли, верный – но надежный путь.
 
И если он шагает в ногу с веком
И согласован правильно фасон,
Вполне заменит лозунг человека,
В момент его погрузит в нужный сон.
 
А если человек, шагая в спячке,
Споткнется и поклажу разобьет,
Накажут лишь его, а лозунг спрячут,
Чтоб не мешал другим “храпеть” вперед…
 
Я изучил всю зону досконально,
Мотался и смотрел по сторонам,
И столько всяких лозунгов банальных,
Смешных и грустных реют тут и там.
 
Пустая деревня, смех ликвидаторам:
“Мирный атом – в каждую хату!”
Шоссе на Чернобыль, вид на природу:
“Братский привет зарубежным народам”.
Там где собраны все механизмы:
“Чернобыльская АЭС працює на коммунизм”
Город Припять – не помню даты:
“Хай буде атом работником , а не солдатом!”
И целая стая
Иных хаев.
 
И лозунг под топор идти не хочет,
Ему теперь и страшно и смешно,
Что было до и после жуткой ночи,
Все на глазах у лозунга прошло.
 
Под лозунгом дремали сладко сони,
В почете отрешившись от забот.
Они еще тогда зачали зону
И вовремя не сделали аборт.
 
Вот “Волг” и Чаек” квакают клаксоны,
И воронье спускается с небес.
В закрытой за семью замками зоне
Открытый начинается процесс.
 
Начальники публично дали слово,
Что взроют все до истинных причин,
Чтоб больше не стряслось нигде такого,
Всех обнажат, каков бы ни был чин.
 
Мы жадно ждали сведений из зала,
Но пресса сохранила немоту.
Там в зале, может, правду и сказали,
Да кто ее услышал, правду ту.
 
Но приговором ведь не вылечить ожоги
И мудрым кодексом пшеницу не отмыть.
Скамей не хватит в этом зале строгом,
Чтоб, всех на них виновных разместить.
 
И вместе все, и каждый в одиночку
Повинны мы, что на полсотню лет
Приговорили зону к одиночке
И на амнистию – увы – надежды нет.
 
И всей стране за двадцать лет застоя,
Где лозунг опоясал каждый год,
Дают экономисты и историки
Лед десять принудительных работ.
 
Но я уверен, просветлеют лица,
Когда, поставив на молчанье крест,
В открытой зоне, где-нибудь в столице,
Закрытый приоткроется процесс.
 
А лозунги убрать не так уж сложно,
Чтоб не обидеть фальшью новый век.
На коммунизм, без всяких там шезлонгов,
Не станция працюе – человек!
 
С. Урывин
 
 

НАШИМ МУЖЧИНАМ
 
Коллеги наши – сильный пол
Вот праздник ваш мужской пришел.
И МСЧ его не в Припяти встречает,
А это нас, конечно огорчает.
 
В беде мы выстояли вместе –
Не уронили нашей чести.
И АБК прошли, и “Сказочный”, и “Мыс”
Теперь к столице добрались.
 
Сегодня тайну женскую хотим мы приоткрыть:
Без вас, родные, не могли бы мы прожить.
От вас черпали мужество в тяжелый миг,
Для нас вы как живительный родник.
 
Когда нам было не до смеха –
Вы смеялись, как силы в нас вселялись.
А хорошо нам только рядом с вами,
В беде мы стали настоящими друзьями.
 
Водители, врачи и фельдшера,
Сегодня будьте здоровее, чем вчера,
Удачи, счастья вам, мирских побед,
Судьба пусть сохранит вас от невзгод и бед.
 
 
 

ПРОЩАНИЕ
 
Закрыт навеки саркофаг,
А силы тают понемногу,
Я ухожу, – да будет так!
Вы остаетесь – слава богу!
 
Те ночи дни и вечера
Остались в памяти навечно
Когда у адского костра
Стеной стояли наши плечи.
 
А мы в костюмчиках х/б
В пролом реакторный шагали,
Смеясь в лицо своей судьбе,
Собою рану бинтовали,
 
Седой поруганной земле,
Взрастившей нас, вскормившей хлебом.
И вопреки свинцовой мгле
Вновь становилось чистым небо,
 
Но мне порою свет не мил –
Мы стали притчей во языцах!
А из светящихся могил
Моим друзьям не воротится.

up.gif (200 bytes) m.gif (2186 bytes)up.gif (200 bytes)