a1.gif (1118 bytes)
a.gif (150 bytes) 1.gif (544 bytes)
  2.gif (445 bytes)
  3.gif (438 bytes)
  4.gif (570 bytes)
  5.gif (769 bytes)
  6.gif (515 bytes)
  7.gif (501 bytes)
  8.gif (450 bytes)

4.4.3. Частотный анализ морфогенетических изменений у растений, произрастающих в зоне повышенных уровней хронического облучения
Поскольку в контрольной группе растений многие аномалии практически полностью отсутствовали, а на опытных полигонах частота отклонений от нормы в первые 2 года после аварии колебалась от 20 до 26 %, то с полным основанием выявленные тераты могут быть отнесены к индуцированным радиацией, так как при облучении растений на гамма-поле наблюдали образование аналогичных радиоморфозов. Дозовый эквивалент для таких случаев предположительно может соответствовать дозам более 15 Гр.
Большинство морфологических изменений (морфозов) связано с изменениями в меристематических тканях, представляющих собой группу растительных клеток в стадии активного деления и роста. В упрощенной форме эта ткань состоит из двух типов клеток: с высокой степенью репродукции; с различной степенью дифференциации. Результаты изучения репродуктивной способности сосны при разных уровнях облучения показали, что в собранных семенах урожая 1986 - 1988 гг. такие признаки, как пустозерность, жизнеспособность, масса семян, энергия прорастания, колеблются в широком интервале в зависимости от дозы облучения [117]. Собранные семена сосны высевали в тепличных условиях для изучения морфологических признаков и их наследуемости в потомстве. Анализ однолетних сеянцев и двухлетних саженцев показал высокую изменчивость по широкому спектру морфологических признаков, большинство из которых наблюдали на взрослых деревьях.
Полученные данные свидетельствуют о том, что по мере увеличения продолжительности пребывания многолетних растений в зоне с радиационной аномалией, следует ожидать селективного увеличения полиморфизма и физиологической нестабильности. В этом случае пролонгированное радиационное воздействие на меристемы точек роста может способствовать преобразованию генетического и физиологического гомеостаза, что, по-видимому, может привести к микроэволюционным сдвигам.
4.4.4. Восстановительные процессы у многолетних растений, произрастающих в зоне радиационной аномалии
Хронический режим облучения, сложившийся на территории 30-километровой зоны ЧАЭС после острого периода облучения весной 1986 г., затрудняет понимание природы лучевого поражения многолетних растительных организмов, так как радиочувствительность всех их компонентов претерпевает существенные изменения в течение годового цикла развития. Интерпретация результатов осложняется и тем обстоятельством, что в ходе облучения наряду с развитием эффектов поражения протекают восстановительные процессы. После острого периода облучения восстановительные реакции у многолетних древесных и кустарниковых пород наблюдали спустя 1-1,5 года. В качестве критериев восстановления использовали интенсивность таких процессов, как корне-, побего- и порослеобразования, физиологические реакции компенсаторного характера.
Многолетние деревья сосны не способны к образованию поросли. У них мощным восстановительным потенциалом вегетативного характера обладает крона, имеющая большое количество спящих почек, защищенных круглогодично фотосинтезирующей хвоей [61,117]. Наблюдения в пострадиационный период (1986 - 1992) показали, что у сосны при дозе облучения свыше 14 Гр (сублетальная доза для сосны при остром весеннем облучении) восстановление происходило за счет дополнительного побегообразования из ранее спящих почек. Этот процесс начинался спустя год после облучения, т.е. в 1987 г., и выражался в появлении в верхней части кроны единичных побегов, представляющих собой пучки очень длинной хвои, сидящей на коротком толстом ауксибласте. Роль этих побегов заключается в обеспечении минимального уровня фотоассимиляции, необходимого для поддержания жизнедеятельности не пораженных облучением аттрагирующих органов и тканей дерева (корни, древесина ствола и ветки). Подтверждением этого является чрезвычайно высокая интенсивность фотосинтеза хвои таких побегов (в 3 - 4 раза выше контрольных), что свидетельствует о компенсаторном характере этого процесса. С каждым последующим годом количество таких побегов в кроне увеличивается, что указывает о возможности постепеного частичного восстановления исходных функций многолетнего растения. Начиная с вегетационного сезона 1988 г., в зоне сильного и среднего поражения при одних и тех же поглощенных дозах интенсивнее проходило восстановление деревьев более старшего возраста, а прирост побеговпоследнего года был выше в верхних мутовках, чем в нижних. Выживаемость сильно пораженных деревьев зависит от прироста побегов последнего года, и и если прирост составляет около 20% нормальной охвоенности при наблюдаемых темпах роста, то для восстановления таких деревьев потребуется 2-3 года. поэтомувозможно выживание отдельных деревьев, у которых количество побегов с зеленой хвоей в настоящее время составляет около 5-10%.
Смена вершины дерева - пострадиационная реакция на гибель осевого верхушечного побега; его роль берет на себя один из боковых побегов мутовки, наиболее мощный. Это явление отмечали примерно у 30% сосен (Pinus sylvestris) и елей (Picea excelsa L.), облученных в пределах 11-15 Гр. О возможности восстановления многолетних растений, произростающих в 30-километровой зоне ЧАЭС, свидетельствуюти данные о динамике компенсаторной и репродуктивной генерации при различных дозовых нагрузках. В качестве критериев компенсаторной регенерации исползовали также такие показатели, как заживление ран на ветвях многолетних растений, спилы ветвей определенного диамета, величина вторичного прироста на многолетних растениях после удаления верхшечной почкиюВ качестве критерия протекания репродуктивной регенерации у растений, произрастающих на почвах с различным уровнем загрязнения радионуклидами, использовали такой показатель, как интенсивность ризогенеза у черенков смородины черной (Ribes nigrum), ивы остролисной (Salix acutifolia). Полученные результаты свидетельствуют о том, что при тех ууровнях дозового прессинга, которые наблюдаются на территории 30-километровой зоны ЧАЭС, регистрируется достоверное увеличение интенсивности всех типов регенерационных процессов у многлетних растений.
4.4.5. Мутагенное действие
Под влиянием внешнего и внутреннего облучения радионуклидами, выброшенными при аварии, в растениях регистрировали мутации как в соматических, так ив половых клетках.
Возникновение мутаций связывается, как правило, с прямым физическим разрушением либо функциональной инактивацией под влиянием продуктов радиолиза участков хромосом и их уникальных структур. О повреждении уникальных структур может свидетельствовать увеличение рахрывов в молекулах ДНК. Используя прием дополнительного гамма-облучения растений, уже получивших определенную дозу радиации, с помощью метода электрофореза однонитевой ДНК и щелочного расплетания, обнаружили в обследованных в 1987г. популяциях травянистых растений, произростающих в окрестностях ЧАЭС, в частости, у радиочувствительного бобового растения горшка мышиного (Vicia cracca L.) повышенный выход однонитевых разрывов ДНК [136].
Формирование генетических изменений и их фиксация в последующих поколениях во многом зависят от функционирования систем репарации ДНК. При этом у растений данные системы играют особо важную роль в пыльце, что обусловлено ее особой функцией и гаплоидностью ядер. Эффективность функционирования систем репарации ДНК должна обеспечить стабильность генома, который может легко повреждаться вследствие слабой защищенности созревшего пыльцевого зерна. поэтому ослабление функционирования систем  репарации является свидетельством усиления генетического действия излучения.
При излучении спонтанного обновления ДНК и индуцированного острым гамма-облучением внепланового синтеза ДНК, отражающего ее репарацию, было установлено, что формирование пыльцы березы бородавчатой (Betula pendula L.) при высоких концентрациях радионуклидов в почве (7,2·1013 по сравнению с 5,6·109 Бк/км2 в конроле) приводит к подавлению системы темновой репарации ДНК в зрелой хранящейся пыльце [22]. При сохранении у такой пыльцы способности к оплодотворению можно ожидать у растений накопление генетических повреждений.
Многими исследователями отмечено увеличение аберраций хромосом в образовательных тканях растений, произростающих в зоне аварии ЧАЭС. Так, обнаружено [40] увеличение в несколько раз числа клеток с аберрациями хромосом в корневых мерисистемах проростков ослинника двухлетнего (Oenothera biennis L.), выращенных в лабораторных условиях из семян растений, произрастающих при уровнях гамма-фона в 1986г. от 0,05 до 60мР/ч. При этом показана характерная прямо пропорциональная зависимость выхода мутаций от мощности дозы и обнаружены множественные аберрации хромосом, которые могут быть следствием действия плотноионизирущего альфа-излучения.
При проведении исследований [47] на различных по уровню загрязнения радиоактивными выпадениями участках (от 120 до 800 МБк/м2), наблюдали линейную или близкую к ней зависимость между поглощенной в течение 26.04 - 5.06 (сбор семян) 1986г. суммарной бета- и гамма-дозой растениями озимой посевной ржи (Secale cereale L.) и выходом клеток с аберрациями хромосом в корневых меристемах проростков М2-поколениями (рис. I.4.6).
Этот же тест был использован  [122] для оценки влияния радиоактивного загрязнения на семена 7 видов растений, собранных в зоне, прилегающей к ЧАЭС. Мощность дозы составила 2 - 3 мР/ч. При этом у отдельных различающихся по радиочувствительности видов было обнаружено от 1 до 8% аберраций хромосом, причем наблюдалось повышение частоты аберраций с увеличением мощности дозы. Но линейной зависимости не установлено, что, по-видимому, обусловлено неравномерным распределением радионуклидов по поверхности почвы или влиянием различных загрязнителей химической природы. Интересно, что на второй год после аварии частота аберраций хромосом у некоторых видов возросла в 1,5 - 3 раза несмотря на 2 - 3-кратное снижение радиационного фона. Этот факт имеет исключительно важное значение с точки зрения гентической опасности не только внешнего, но и внутреннего облучения за счет радионуклидов, поступающих в растения из почвы.
При выращивании высокорадиочувствительных конских бобов (Vicia faba L.) сорта Русские черные  [36] в 30-километровой зоне при уровнях радиоактивного загрязнения пахотного горизонта почвы по 90Sr около 2·1012 Бк/км2 и по137Cs около 4·1012 Бк/км2 (поглощенная доза для корневой системы за 3 мес выращивания растений сотавляла 0,15 - 0,4 Гр) регистрировали увеличение в 2 - 3 раза количества клеток с аберрациями хромосом.



Рис. 1.4.6. Зависимость количества клеток с аберрациями хромосом (n, %) в корневой системе 24-(1), 48- (2) и 72-часовых (3) проростков семян М2-поколения озимой ржи (Secale cereale L.) от дозы хронического облучения растений М1-поколения

Кроме того, было установлено [126] увеличение количества клеток с аберрациями хромосом и хроматид в корневой меристеме проростков скерды кровельной (Crepis tectorum L.), выращенных из семян растений, собранных на территории зоны ЧАЭС при условиях гамма-фона 5-10 мР/ч в первый и 0,02 - 20 мР/ч во второй годы после аварии. В проростках первого года максимальная частота клеток с аберрациями достигала 10,2 - 15,3 %, причем нередко наблюдались клетки со множественными аберрациями. Во второй год на участках с максимальным уровнем фона ьыло обнаружено 1,4 - 2,2% клеток с аберрациями хромосом. При минимальных мощностях облучения частота клеток с аберрациями составила всего 0,3 - 0,5%; эти значения соответствуют спонтанному уровню. Кроме того, отмечали также появление растений с измененным кариотипом, что свидетельствует об активных микроэволюционных процессах в хронически облучаемых популяциях.
Имеются данные [88], свидетельствующие о повышении количества стерильной пыльцы у растений, растущих на территориях, загрязненных радионуклидами. Так, исследуя две популяции фиалки утренней (Viola matutina klok), произрастающей на двух участках 30-километровой зоны ЧАЭС, различающихся на 3 порядка по величинам поглощенных доз, выявили в 1987 и 1988 гг. увеличение в 1,5 - 2 раза количества стерильных пыльцевых зерен. При уровне мощности дозы на высоте 2 м 4 - 5 Гр/год наблюдали частичную женскую стерильность сосны (Pinus sylvestris L.), выражавшуюся в снижении гамето-фитной выживаемости семяпочек, опыленных в 1986 г. и уменьшении эмбриональной выживаемости семяпочек, опыленных в 1985 г.
Безусловно, стерильность - неспособность организма образовывать гаметы или достаточное их количество, не приводит к генетическому повреждению, а лишь снижает число потомков. Но при действии ионизирующей радиации стерильность, как правило, является следствием генных или хромосомных мутаций, обусловливающих нарушение мейоза - основного звена гаметогенеза.
Прямым свидетельством генетического действия ионизирующих излучений на пыльцу является непосредственная регистрация в них мутаций. У растений, выращиваемых на почвах 30-километровой зоны ЧАЭС с общей бета-активностью 2,6·103- 6,3·104Бк/кг, в пыльце ячменя (Hordeum vulgare L.) отмечали увеличение частоты waxy-изменений в 2 - 3 раза [34].
Таблица І.4.7
Количество хлорофилльных мутаций типа альбина у ржи (Secale cereale L.) и ячменя (Hardeum vulgare L.), %

Культура Контроль 1986 г. 1987 г. 1988 г. 1989 г.
Рожь Киевская 80 0,01 0,14 0,40 0,91 0,71
Рожь Харьковская 03 0,02 0,80 0,99 1,20 1,14
Ячмень 0,40 0,90 0,74 0,80 0,91

  Примечание. Семена получены в 30-километровой зоне ЧАЭС .
В первые месяцы после аварии при выращивании растений ржи (Secale cereale L.) и ячменя (Hardeum sativum jessen) в условиях закрытого грунта на почвах, привезенных из 30-километровой зоны, было обнаружено увеличение частоты встречаемости различных типов хлорофилльных мутаций. Преобладали нежизнеспособные мутации типа альбина. В последующие годы семена, собранные в зоне, высевали вновь. У ржи и ячменя, выращиваемых в 30-километровой зоне на почве с суммарной гамма-активностью 1·105Бк/кг, регистрировали многократное превышение спонтанного уровня выхода хлорофилльных мутаций (табл. 1.4.7). При этом было отмечено, что в каждом последующем поколении мутации не элиминировались, поскольку высеянные семена подвергались последующему прессингу радионуклидов.
Выход морфологических аномалий у 4 сортов озимой пшеницы (Triticum vulgare L.) при их выращивании в течение 3 лет на почве с суммарной активностью гамма-излучения 5,2·104- 1,8·105Бк/кг в 1986 - 1987 гг. превысил 40 %, но в 1988 г. уменьшился. Спектр выявленных аномалий довольно широк: в первый год после аварии наиболее частым (до 49 %) было образование в колосьях стерильных зон - череззерница; в 1987 г. количество аномалий этого типа достигало 30 %, а в следующем поколении снижалось до 1,9 %. Часто встречались колосья с дополнительными колосками ("грыжи") и укороченные колосья. К распространенным изменениям структуры колоса следует также отнести аномалии типа скверхед. Встречались также растения с повышенной остистостью, неравномерной остистостью, колос "елка", изменения окраски стебля и другие. У разных сортов выход морфологических аномалий проявляется по-разному, что может быть связано, с одной стороны, с различной их радиочувствительностью, а с другой - с неодинаковой способностью к накоплению радионуклидов.
Безусловно, отмечаемые морфологические аномалии, отклонения от нормы, как правило, имеют место лишь в поколениях облучаемых организмов и обычно не закрепляются в потомстве. Тем не менее их стойкое проявление во все последующие годы, вплоть до 1994 г., позволяет предполагать, что многие из этих изменений носят генетический характер и свидетельствуют о том, что под влиянием ионизирующих излучений радионуклидов, выброшенных при аварии на ЧАЭС, в популяциях растений идет мутационный процесс.
4.4.6. Действие на растения инкорпорированных радионуклидов
Радиочувствительность растений к облучению, создаваемому в результате накопления в тканях радионуклидов, изучена меньше, чем радиочувствительность к облучению от внешних источников. Главным образом это обусловлено тем, что большинство видов растений обладает более высокой по сравнению с млекопитающими радиоустойчивостью, и даже при накоплении радионуклидов в значительных количествах действие излучений у них проявляется гораздо в меньшей мере. Растениям обычно отводится роль переносчиков радионуклидов по пищевой цепочке "почва - растение - животное - человек" или "почва - растение - человек".
Тем не менее при поступлении и накоплении радионуклидов в относительно радиочувствительных видах растений в зависимости от физико-химических характеристик радиоактивных веществ, их количества, мест локализации могут наблюдаться те же радиобиологические эффекты, что и при эквивалентных поглощенных дозах внешнего облучения: радиационная стимуляция, морфологические изменения, лучевая болезнь, ускорение старения и сокращение продолжительности жизни, гибель, генетическое действие. Однако поступившие внутрь растений радиоактивные вещества могут обладать повышенной по сравнению с внешним облучением опасностью, вызванной рядом причин. Первая и основная из них - способность некоторых радиоактивных веществ избирательно накапливаться в отдельных тканях и органах, что приводит к относительно высоким локальным уровням облучения. Вторая причина - увеличение опасности действия альфа-и бета-излучателей, которые мало влияют на растения в условиях внешнего облучения, но могут стать необычайно сильным источником ионизирующей радиации при поступлении внутрь клеток и клеточных структур. Третьей причиной являются, как правило, длительные сроки облучения. Ввиду специфики метаболизма растений радионуклиды, кумулируясь в тканях, практически не выводятся из них в отличие от животных. При огромных периодах полураспада90Sr,137Cs,239Pu даже у многолетних растений эти радионуклиды будут обусловливать облучение в течение всего онтогенеза.
И если в первый год аварии облучение растений было обусловлено в значительной степени за счет внешнего облучения, то в последующие годы с начавшейся миграцией радионуклидов по трофической цепочке, оно почти исключительно обусловливается внутренним облучением. Но если у одно-двухлетних растений за сравнительно короткий период вегетации не всегда успевают сформироваться достаточно высокие дозы облучения, то у многолетних растений в течение десятков лет могут сложиться сравнительно высокие уровни облучения. Более того, подавляющее количество видов многолетних растений, как правило, чувствительнее к действию радиации, чем одно-двухлетние травянистые виды.
В зоне Чернобыльской катастрофы в кроне древесных растений первоначально было задержано от 60 до 90 % выпавших на лес радионуклидов. После выпадения радиоактивных осадков на лесную растительность начинается их вертикальная миграция под влиянием сил гравитации, атмосферных осадков, движения воздуха, с листовым опалом. в результате чего радионуклиды перемещаются в нижние слои крон, под полог леса. Скорость вертикальной миграции зависит от физико-химических характеристик радиоактивных выпадений, типа и возраста древостоя, метрологических условий, времени года. Спустя некоторый период, который в хвойных лесах может измеряться несколькими годами, основная масса радиоактивных веществ переходит в лесную подстилку и в верхний слой почвы. Именно из него через 4 - 5 лет в лиственном лесу и через 8 - 10 лет в хвойном (что обусловлено особенностями в скорости вертикальной миграции радионуклидов и более быстрой минерализацией листьев по сравнению с хвоей) начинается активное поступление радионуклидов в древесные растения через корни.
Если механизмы поступления и усвоения радионуклидов однодвухлетними травянистыми и многолетними древесными растениями в основном не различаются, то характер из накопления имеет принципиальные различия. Многолетние древесные способны к существенному накоплению радионуклидов во всех органах - листьях, ветках, коре, древесине. Многолетний замкнутый цикл радионуклидов по цепочке "листья - лесная подстилка - почва - корни - ствол - листья" и так далее может приводить к существенному радиоактивному загрязнению всех органов. У одного из самых радиочувствительных видов - сосны - это может приводить к самым различным типам нарушений. Повреждаться могут и другие виды. Ель, например, обладает более высокой радиоустойчивостью, но она является кальциефилом и способна накапливать -Sr в больших количествах, чем сосна и другие виды.
Различные радионуклиды не только по-разному накапливаются отдельными видами растений, но и по-разному концентрируются в различных органах, приводя к различной степени облучения. На радиоавтографах целых растений, полученных при введении различных радионуклидов, как правило, бывает хорошо определена неравномерность их распределения по отдельным органам. Четко прослеживаются места концентрации, сосредоточенные, как правило, в тканях, которые обладают высокой метаболической активностью (меристема и генеративные органы) и наиболее высокой радиочувствительностью. Именно поэтому как при внешнем, так и при внутреннем облучении радиобиологические эффекты, в первую очередь, проявляются на этих группах клеток. В частности, в меристемах наблюдаются замедление или ускорение деления клеток, формирование различного рода морфологических изменений, замедление роста органов и растения в целом, гибель меристем и др.
В год аварии в пяти областях Украины (Киевской, Черниговской, Житомирской, Черкасской и Винницкой), в том числе в различных местах 30-километровой зоны, были собраны образцы семян 9 сортов озимой пшеницы (Tviticum vulgare L.), растения которой в течение 3 мес - с фазы кущения (время аварии) до созревания - подвергались облучению радиоактивными выбросами. Максимальный уровень суммарной бета- и гамма-активности семян достигал 3,7·104Бк/кг. По общепринятым методикам экспериментального мутагенеза в последующих б поколениях изучались частоты и спектр мутационной изменчивости растений. У 18,4 % образцов выявили достоверное увеличение (более чем в 2,7 раза) частоты хромосомных аберраций в клетках меристемы первичного корешка прорастающих семян. В одном случае у проростков из семян растений, выросших в 16 км от станции, наблюдали увеличение в 32 раза количества аберраций. Регистрировали увеличение в 2,7 - 8,7 раза частоты видимых мутаций. Их спектр охватывал 27 типов мутаций по признакам структуры стебля, листа и колоса, физиологическим признакам. Спецификой спектра были сравнительно частые мутации по генам карликовости, а также редко встречающиеся в обычных условиях мутации типа "ощипанный колос" и "разветвленный колос". Мутации полимерных генов по элементам структуры урожая в последующих поколениях привели к изменению продуктивности мутантов и в итоге к потере типичности сортов.
При выращивании проростков гороха (Pisum sativum L.) и кукурузы (Zea mays L.) на водных вытяжках почв из 10-километровой зоны ЧАЭС, имеющих суммарную бета-активность 5·10-9- 5·10-8Ки/л, наблюдали [46] заметное снижение относительной скорости роста растений.
Радиационную стимуляцию, выражавшуюся в ускорении прорастания семян, роста растений, прохождении фаз развития, повышении фотохимической активности хлоропластов, увеличении содержания хлорофилла, наблюдали у желтого люпина (Lupinus luteus L.), выращенного из семян, которые были собраны в 30-километровой зоне ЧАЭС при уровне загрязнения по137Cs Ки/км2. Такие семена содержали137Cs 2,31·103и90Sr 1,65·102Бк/кг [115].
Наибольшую чувствительность к радиоактивному загрязнению проявили сосновые леса по причине высокой радиочувтвительности этого вида растений, значительной задерживающей способности хвои и, как следствие, высокого вклада бета-излучения в дозовую нагрузку [49]. Общая поглощенная доза в хвое и почках примерно в 10 раз больше дозы внешнего гамма-облучения. Именно поэтому на участках с высоким уровнем загрязнения в активно растущих меристемах обнаруживали наиболее сильные повреждения, приводящие к их массовой гибели, пролифирации боковых почек с неупорядоченной ориентацией, образованию укороченных побегов с мелкой или гигантской хвоей, искривлению иголок хвои, нарушению ориентации молодых вегетативных побегов. К концу лета 1986 г. проявились летальные эффекты облучения сосны. В течение последующего осенне-зимнего периода было выявлено, что общая площадь погибшего лесного массива, примыкающего с запада к промплощадке АЭС, достигает 500 га.
Спустя 4 года после аварии наблюдалось снижение в 5 - 10 раз продуктивности семян у аборигенной популяции подорожника ланце-толистного (Plantago lanceolata L.), произрастающей в местах с уровнем гамма-фона от 2,8 до 1334 пА/кг [120]. По-видимому, данный тип радиационного поражения растений можно связать с угнетающим действием многолетнего хронического облучения на популяцию этого радиочувствительного представителя травяного покрова, не выделяя вклад внешнего и внутреннего облучения. Кроме того, без сомнения, можно утверждать, что на 4-й год после аварии, когда внешнее облучение по сравнению с первоначальным поставарийным периодом уменьшилось во много раз, фактор внутреннего облучения в радиационном повреждении растений играет определяющее значение. Особенно это касается травянистых растений с мочковатой корневой системой, формирующих основную массу корней в верхнем, наиболее загрязненном радионуклидами слое почвы.
Тем не менее следует признать, что главная опасность накопления растениями радионуклидов состоит не в их традиционной угрозе для растений, а в том, что они являются главным звеном миграционной цепочки на пути передачи радионуклидов более радиочувствительным видам живых организмов - млекопитающим и, в первую очередь, человеку.

ДАЛЕЕ

up.gif (200 bytes) m.gif (2186 bytes)up.gif (200 bytes)